Get your own planet in online strategy Xcraft. Conquer the cosmic space, create your own empire! QUICK START (2 minutes): for Humans or for Xerjs +2500 of metal +2500 of minerals

History : Про космос, диверсантов и одного командора.
author: Vasek | 2011-11-23 15:43:12 | Views: 9454
В одной галактике...

Про космос, диверсантов и одного командора.История не моя. Здесь четыре автора...



Как все начиналось...


Космопорт планеты Odesssey Альянса A.I.P. – был обширным и крупнейшим сооружение на планете, с уходящими вглубь ангарами и взлетными шахтами для межгалактических звездолетов –он был самым старым, и самым важным сооружением на Oдесссее. Он начал строиться много лет назад, когда планету только обживали первые поселенцы.
Между взлетными полосами, на которые выходили стартовые колодцы пассажирских и грузовых кораблей, возвышался высоченный маяк, усеянный параболическими антеннами и усилителями, фабрики роботов и верфи. На Одесссее не было сооружения важнее этого космопорта. Тут располагались средства управления космической навигацией и отсюда посылались сигналы, позволяющие затерянным в космосе кораблям взять правильный курс, оборонительные сооружения окутывали весь его периметр. Множественные ракетные установки, легкие и тяжелые лазеры, ионные и плазменные орудия, а также пушки гаусса и ангары с боевыми роботами, марки «Викинг», которые использовались как для обороны так и для нападения на другие планеты сектора. Через этот космопорт проходила связь со всеми освоенными планетами сектора и там же размещалось оборудование, позволяющее вовремя засечь приближение метеоритов, различных разведывательных зондов или вражеских флотов.
Космодром был огражден невидимыми защитными куполами, предотвращающими появление на территории порта посторонних и помогающими при отражении атак с космоса. Присутствие людей или животных вблизи стартовых шахт во время взлета могло стоить жизни даже тараканам из-за чудовищной вибрации и раскаленных потоков газа, вырывающихся вслед за взмывающими в космос звездолетами.
Все работы по обслуживанию космодрома производили недоделанные роботы. Люди же подъезжали к готовым к старту звездолетам на специальных пассажирских эскалаторах, которые из за отсутствия финансирования, еле держались в рабочем состоянии. Они шли из терминалов, соединенных с залом ожидания. Чтобы попасть в зал ожидания, нужно было отстоять километровую очередь, сдать анализы на входе, и опустить в дисковод свой магнитный билет. Так что проникнуть на космический корабль незамеченным было совсем непросто… Очень не просто, но можно, если извратится, и прикинуться полу дауном или полудибилоидом отправляющимся в развитые миры, что бы продать свою больную почку...

Про космос, диверсантов и одного командора.

Поэтому, наш герой, не будем называть имен, загримировавшись под обслуживающего робота, мелкими перекатами от ограждения к космолетам и далее, все таки умудрился проникнуть туда…
Взятка в 50 хайдов, галактическая волюта, сработала пропуском и билетом в грузовой трюм, медлительного переработчика, отправляющегося в центральные системы галактики…
Как добирался наш герой, из соображений галактической безопасности, мы не будем озвучивать. Единственное, что можно сказать, что это диверсионная школа имени «Абвера». Кто такой Абвер никто не знал, но больно название было красивое и поэтому оставалось уже на протяжении сотен лет. Стока не живут… Но попал он туда вовремя. И располагалась она на одной из планет Alliance of Independent Planets.


Наш герой, сдал вступительные экзамены, заключавшиеся в прочтении букваря, настольной книги Анархиста,и в поедании жирных слизняков с планеты Хамелеон, пахнущих в выдержанном букете, от легкой детской неожиданности до блювотины Манджонгского Марихуанокура,а так же выдержал 24 часовой сон. Ведь для будущего диверсанта – это испытание являлось самым главным. Умение ждать с закрытыми или медленно моргающими глазами,было одним из самых основных в профессии…


Где то на середине жизненного пути....

Спустя много лет в наши руки попал личный дневник нашего героя. Я думаю он не обидится и я вам сообщу некоторые тайны, которые после либирализации нашего альянса, уже и не являются тайнами….

Дневник диверсионного подразделения № ХХХ ХХ
День 1.
В наше подразделение пришел полковник и объявил, что мы будем учиться диверсионному делу по новой программе. До окончания подготовки никто живым не уйдет. А если кто не согласен, то пусть пишет рапорт. Его расстреляют без очереди.
День 2.
Пришел сержант. Сказал, что нашим обучением будет заниматься именно он. Обучаться будем по особой секретной школе (и технике) ниндзя, о которой не знаю даже сами ниндзя. В качестве демонстрации возможностей сержант разломал головой железнодорожную шпалу и съел каску. Все были в шоке.
День 3.
Выяснилось, что полковник шутил по поводу расстрела. Ничего, встретим - тоже пошутим. Он у нас в ластах на телеграфный столб залезет.
День 5.
Учились рыть ямы скоростным методом бобров и прыгать через них. К концу дня все научились перепрыгивать восьмиметровые ямы.
День 7.
Для стимулирования прыгучести сержант натянул в ямах колючую проволоку, поэтому все научились прыгать на 15 метров.
День 9.
Учились перепрыгивать заборы. С двухметровыми проблем не возникло. А с помощью мудрого сержанта, колючей проволоки и планки с наточенными гвоздями все научились перепрыгивать через трехметровые заборы.
Ночью половина подразделения смылась в самоволку, перепрыгнув через забор.
День 10.
Приехали строители из специальных строительных войск и нарастили забор до 7 метров в высоту, так как по всем расчетам человек физически не способен на столько подпрыгнуть. Под руководством мудрого сержанта и планки с гвоздями научились перепрыгивать пятиметровые заборы.
Ночью в самоволку ушла другая половина подразделения. Если человек не может перепрыгнуть забор, то он может его перелететь. С пороховым ускорителем.
День 11.
Учимся ползать по стенкам. Получается плохо. Сержант сказал, что по стенкам ползать может научиться даже обезьяна, но он нас простимулирует.
День 12.
Ползаем неплохо, но часто падаем вниз. Сержант разложил внизу дощечки с гвоздями. Первым упал Иванов. Гвозди погнулись, Иванов почти не пострадал.
День 13.
Уверенно ползаем по стенам. Иванов боится высоты, поэтому на уровне шестого этажа начинает блевать. Но не падает, потому что сержант обещал надрать ему задницу.
День 14.
Пришел командир подразделения. Просил составить график самоволок. Потому что детекторы масс, тепла и прочих сущностей не рассчитаны на ниндзю. Впрочем, сержант нас быстро обломил, сказав, что эти детекторы больше предназначены для отстрела голубей, а не для того, чтобы поймать немного грамотного диверсанта. Потом, правда, смягчился и пробурчал: \"Пусть мальчики погуляют\", но пообещал поставить сюрпризы-ловушки и собственноручно выпороть того, кто в них сдуру попадется.
День 15.
Сержант пришел с зеленой рожей. Попал в собственный сюрприз, который Петров, совершая вечерний моцион обнаружил и переставил в другое место. Весь день терзались догадками - как сержант будет себя пороть? Но зрелища. к сожалению, не дождались.
Ночью дружно выискивали все сюрпризы-ловушки. Нашли не только их. В число трофеев попало: 6 противотанковых мин, 4 автомата, 3 пистолета для подводной стрельбы, 7 стингеров и два стенобитных бревна с титановым сердечником (не говоря уже о такой мелочи, как ящик гранат Ф1 белой раскраски и ящик патронов к ШКАС). Трофеи зарыли в каптерке, но не удержались и выставили сюрпризы в самых интересных местах. Остаток ночи гадали, что за часть здесь находилась раньше?
День 16.
Сержант умудрился угодить в две ловушки, поэтому напоминал свежевыкрашенного хамелеона. Учились метать вилки и ложки. Потому что сержант сказал, что ножи \"каждый дурак умеет метать\". Завтра будем метать зонтики.
День 17.
Метали зонтики. Хорошо кинутый зонтик прошибает фанеру в 5 мм с 20 метров. Сержант, в свою очередь, продемонстрировал этот фокус со 100 метров. Но у него набита рука.
По словам сержанта, если у зонтика титано-вольфрамовые спицы, то он не только фанеру, но и кирпичную кладку прошибет.
Ночью откопали в каптерке свинцовый брусок неизвестного происхождения. Сходили до ближайшей деревни и опрометчиво опробовали на курятнике.
День 18.
Пришел командир и рассказал, что к одному деду ночью в курятник упал метеорит. Прошиб стенку и трех курей. Тушки до сих пор не найти. Перья дед собирался отдать в Фонд Мира. Мы заверили командира, что на вверенном ему участке все было спокойно.

Про космос, диверсантов и одного командора.

День 19.
Обучались искусству быть невидимыми в тылу потенциального противника. Разбились по парам и играли в прятки. В роли арбитра выступил сержант, временами выделявший именной пинок. Нога у сержанта тяжелая, поэтому неудачники пролетали метров десять.
День 20.
Обучались быть не только невидимыми, но и неслышимыми, так как были обвязаны колокольчиками. Под руководством мудрого сержанта и его пинков это получилось настолько неплохо, что у сержанта кто-то спер сигареты. Выяснили, что это сделал неуклюжий Васькин, умудрившись при этом скурить полпачки. Сержант этому факту удивился и начал ругаться на ниндзявском языке. Часа два мы добросовестно конспектировали его речь. Надо же знать, как правильно общаться с населением в тылу вероятного противника. В конце речи сержант пообещал устроить нам завтра сюрприз.
День 21.
Сержант притащил противоугонные устройства, реагирующие на вибрацию и нацепил на нас для закрепления навыков неслышимости. Продолжили обучаться невидимости и неслышимости, но быстро прекратили. Как оказалось, устройство слишком громко воет и срабатывает от любой пролетающей мухи. Кроме того, местные жители из близлежащей деревни могли подумать, что отсюда угоняют скот, ведь им сказали, что здесь располагается передовая птицеферма для элитных щенков.
День 22.
Обучались прицельному метанию сюрикенов по движущимся мишеням - летающим мискам, так как тарелки быстро закончились. Мимо летел косяк гусей. Решили попробовать сюрикены на них. Потом пришлось думать, куда девать столько мяса. Продали в деревню, купили шампанского и, по ниндзявскому обычаю, выпили его за упокой гусиных душ. Пусть тушенка им будет пухом.
День 23.
Обнаружили, что пороховых ускорителей не так много, и их следует экономить. Сидоров предложил использовать пожарный багор для преодоления забора вместо шеста. Почему мы раньше не догадались?
День 24.
Пришел сержант и объявил, что вечером мы делаем контрольную вылазку. Во-первых, для пополнения запаса продуктов, во-вторых, для проверки усвоенных знаний. Боевая задача - незаметно проникнуть в огород, затариться там капустой и кабачком и так же незаметно исчезнуть. Боевое задание все успешно выполнили и даже перевыполнили.
День 25.
Утром к командиру пришел председатель местного АО \"Колхоз\" с трясущимися руками и невнятной речью. После отпаивания литром спирта удалось выяснить, что ночью к председателю на личный огород пришла бесовская сила. В результате - следов нет, овощи на огороде исчезли, а десять сторожевых волкодавов, патрулировавших огород, за всю ночь ничего не видели и не слышали. Странно, и чего это мы так дружно ломанулись вчера на один и тот же огород? Чтобы председатель не слишком огорчался и не помер с голоду, решили возвратить половину.
День 26.
К командиру опять пришел председатель. Трясется весь. После отпаивания двумя литрами спирта рассказал, что под воздействием нечистой силы на пустом огороде за ночь выросли овощи, а в центре огорода - 12 метровая сосна. Пять сторожей с автоматическими берданками и собаки ничего не заметили. Командир пообещал содействие и при необходимости выделить за скромное вознаграждение несколько кур типа \"пиранья\".
Провели внутреннее расследование и выяснили, что сосну приволок Сусанин для введения вероятного противника в заблуждение.
День 27.
Сегодня сержант нас похвалил. Он сказал, что даже такие идиоты как мы, все же научились кое-каким полезным мелочам. Хотя все еще не способны ползать по потолку как обычные мухи, не обучавшиеся нинздявскому искусству. Поэтому он наклеил мух на потолок, а мы ползали и отковыривали их.

И еще были годы тягот и лишений армейской службы, и наш герой повзрослел...


Про космос, диверсантов и одного командора.

Наши дни....

Наш новый командор назначенный советом альянса.... Да какой он новый? Просто, привыкли все, что начинающий. Люди его любят. Любят потому, что он в глаза посмотрит, и всё о тебе знает. А взгляд у него.... Потому - любят.
Старый, всё больше в каюте запирался и глушил там спирт, сливая его из системы охлаждения ионных орудий корабля. Новый же, наоборот, всегда на виду, всегда спирт сам не пьет, экономит, а вот для других этого гов…, извиняюсь эликсира жизни, не жалко. Построит команду на мостике и говорить начинает, как соловушка поёт. А все стоят руки по швам, рты не по уставу откроют и слушают - нравится. И редкие окраинные звезды в иллюминаторы заглядывают, не налюбуются на оратора. Вот он весь, душа нараспашку, маленький, невзрачный, но светящийся редкими волосиками, из нутра самого правду-матку режет, чем и подкупает, будто вербует, а в конце речи еще и по 100 боевых, чистоганом нальет особо отличившимся.
Весь на виду, да не очень. Вроде, его речь по корабельному телевидению показывают. А десантник какой-нибудь из гальюна в это время выходит. Вдруг, из коридора тень незаметная выступает, крепко пожмет руку, обнимет, поцелует, порой. Десантник смотрит, а ведь это новый командор! Естественно, тут же по стойке смирно встанет: - Господин командор.... А тот улыбнется лукаво и ответит:
- Вольно. Как сходили?
- Шикарно!
- Молодец!
- Рад стараться! - командор тут же испариться, а десантник на всю жизнь запомнит, показывают нового по телевизору - смотри, а не....
Вообще, новый командор, ласковый, но справедливый. Всех старших офицеров, которые буянили при старом, в боцманы перевёл или в инвалидную команду. Набрал новых. Так что теперь на звездолёте полно народу всякого развелось. Особо не побалуешь.
Правда, выход нашли, опять же, разделение обязанностей по отсекам. Одна половина отсека речь нового слушает, аплодирует, а другая....
Звездолёт наш старенький, не первая сотня парсеков в пути. Всё видели, чёрные дыры, бунты, весь командный состав в мятежах порой в открытый космос по доске шлюза без скафандров шагать заставляли. Намаялись в искажения пространства и времени, с протосами не раз лазерными залпами обменивались, с ксерджами бывало на спор, по летящим в атмосфере какой нибудь отсталой планетенки уткам, с орбиты из орудий корабельных долбили. Иногда выигрывали в споре, а иногда и ноги уносить приходилось от планетарной защиты...
Давно нуждается посудина в капитальном ремонте, но, всё никак бортинженеры и механики договориться о его плане не могут. Сравнительно недавно чинили уж. Но чего-то не учли, управление заклинило, и несколько лет летали по кругу.
Так что постоянно у нас какие-то авралы. То двигатель заглохнет, то ионное орудие пульнет без приказа, то вахтенный уснет и астероид проморгает. Мастак новый командор с авралами бороться! За то и уважают. И даже радуются, когда очередное ЧП. Опять новый командор себя покажет!
Злые языки тихо молвят, что некоторые авралы подстроены, чтобы новый покрасовался.... Врут, сволочи!
Мужик, новый командор, нормальный, всегда договориться с ним можно. Только при одном его голос суровеет, и ни на какие уступки не идёт. В боковом топливном отсеке полно тараканов развелось. И, что обидно, так и норовят по всему кораблю расползтись. Вот и борется с ними командор с самого начала своего командорства.
Топлива в том отсеке почти и не осталось, некоторые советовали командору:
- Да нужен ли он нам? Отстрелить его в открытый космос и пускай там болтается. Уже больше средств потратили на дезинсекцию, чем там топливо.
Но, командор, ни в какую:
- Не я этот отсек устанавливал, не мне и выбрасывать.
Словом, борется командор неистово с тараканами, чего только не перепробовал. И десантников посылал ногами давить, и корабельного кока в качестве агентуры внедрял, а они только множатся и множатся. Даже, поговаривают между собой, в переговоры тайные с тараканами вступал новый. Мол, буду вас крошками с офицерского стола кормить, только не бегайте по другим отсекам и, вообще, ведите себя тихо.
Однако, тараканы гордые, а, главное, нет у них своего командора и договариваться не с кем. Не вышло!
Но командор за отсек бороться продолжает. Пытается из тараканов новую породу вывести, чтобы одна другую сожрала....
Так и бороздим космос, плюясь смачными струями фотонного огня из сопел в шоколадную пустоту межгалактического пространства. Почему наш звездолёт \"A.I.P.\" называется?.... Так в честь нашего альянса, Alliance of Independent Planets – которому мы с нашим новым командором служим, хоть наш альянс и моложе самого корабля, но мы думаем прорвемся…
Говорят еще злые языки, что наш командор, службу альянсу с диверсионного подразделения космофлота начинал, врут наверное, крысы корабельные…
А вот то, что в наш альянс стало вступать много новых миров из разных систем, и приветствуется любой желающий послужить делу альянса, и что вступившим помощь оказывается, это правда. Сам в галактических новостях видел.


Про космос, диверсантов и одного командора.


Вывод местного сантехника...

Вот жалко, что у простого судового сантехника нет своей планеты, я бы обязательно в наш альянс (Alliance of Independent Planets) вступил. Жену бы себе завел с окраинных миров, деток, приватизировал бы все шахты на своей и рядом стоящих планетах, и зажил бы как человек…
Но служба, есть служба. Кто гальюны на флагмане альянса в порядке содержать будет? Вот то то же!...
Ладно, некогда мне, работы много, а вы подумайте. Может у вас пара своих планет имеется? Тогда айда к нам! В Alliance of Independent Planets. У нас новый командор, и гальюны на флагмане сияют!...

Про космос, диверсантов и одного командора.

А мы прорвемся! Обязательно прорвемся! Шоб мне не сра...ь в собственном гальюне.